Кровь эльфов. Анджей Сапковский

Увы и ах, но третьему тому саги о Ведьмаке я смогла поставить только 3 звезды из 5. Все дело в моих личных предпочтениях — я не люблю геополитику и политику вообще, не люблю историю заговоров, военную историю, Большое Зло, с которым не справиться. Мне по душе истории конкретных людей — их жизней, бытовых трудностей и подвигов, чувств, страданиий и радостей. Часть книги мне понравилась — описание жизни Цири в Каэр Морхене, а потом — в Храме Мелитэле. Особенно последнюю главу, почти полностью посвященную Цири и Йеннифер, я прочитала одним духом, это было чудесно, спокойно, мудро. Но судорожные поиски Риенса, батальные сцены, пространные описания военных советов, заговоры, приказы, описание стратегий, множество названий королевств, королей, армий которые я почти не запоминаю… Эти главы читала, поминутно поглядывая на счетчик страниц — много ли еще до конца главы?.. В такие моменты я начинала скучать по первой, второй книге. К следующей книге, тем не менее, я перехожу, и перехожу подготовленной к тому, что меня ждет не меньше (а может и больше) геополитики, чем прежде. Что ж, тем ценнее для меня станут большее простые, «человечные» эпизоды.

«Надвигается беда», — сказал бы Рэй Брэдбери. «Зима близко», — усмехнулся бы Джордж Мартин «Что-то кончается», — шепчет Анджей Сапковский. Каждому циклу необходима такая вот часть-перемычка, своего рода мост между вехами повествования, чтобы читатель сумел перевести дух, но при этом не расслаблялся, ибо грядет нечто, что никак нельзя назвать светлым и пушистым. При этом «Кровь эльфов» внезапно читается быстро и легко. Книга поделена на условные сектора, в каждом из которых автор уделяет внимание конкретной тематике происходящего: судьба и быт Геральта и ведьмаков, политические интриги и замыслы на будущее и — что немаловажно — воспитание и взросление юной Цири. Совещания сильных мира сего, коварные замыслы завоевателей и соглядатаев, шпионы и перепалки — неотъемлемая часть «Крови эльфов». Часть довольно однообразная, но важная и пропитанная тем самым ощущением, что вокруг что-то не так, и что нельзя доверять даже близким. Непосредственно Геральта в «Крови эльфов» действительно немного, в большинстве эпизодов это именно опекун, усталый и словно несущий на плечах всю тяжесть мира. При этом, однако, тема женщин Геральта продолжает полыхать маковым цветом, несмотря на явные оттенки грусти, которые и ранее были присущи этим разговорам и постелям, а теперь эти оттенки заиграли с новой силой. Недостижимое счастье и преграды порой могут быть прочнее стали, это да. Если беловолосый бегает то тут, то там по сути эпизодически, что как раз позволяет не терять связку с предыдущими частями цикла, то малютка Цири занимает куда как больше места. Девочка, пускай даже сверх одаренная и наделенная нелегкой судьбой, всегда остается непоседливой и яркой девочкой, которой необходимо не только мужское воспитание и меч в уверенных руках, но и пара женских хитростей в комплекте с магическим образованием. А еще прочная ограда от страшных кошмаров. Как итог — курс молодого бойца и пачка воспоминаний в одном лице, грусть вперемешку с тревогой, юность под руку с гнетом веков. Что-то было, что-то будет, что-то началось, а что-то только заканчивается. Местами «Кровь эльфов» — это чистые монологи и наставления, но, конечно, в романе дело не обошлось без уже традиционной темы борьбы с ненастным, постели с девами, суровых шпионов и маэстро Лютика. Так что мы все на той же тропе, по которой смело шагаем дальше.

Слишком много Йеннифэр и слишком мало Геральта с Цири и тварей злых и вредных, чтобы «Час Презрения» понравился мне так же, как предыдущие части цикла. Но дело не только в этом. Понятно, что без интриг и хардкора именно эта глава всей истории обойтись не могла. Понятно и ощущение усталости, которое мучает беловолосого волка, и тревожная аура, которая разрастается вокруг Цири. Но этих интриг и кровожадных мира сего оказалось для меня слишком много на метр пространства, аж не продыхнуть. Все эти маски на неприглядных лицах, пророчества, вопиющие о конце прежнего Света и Хаосе, разбойники и воины всех мастей, шпионы и чародеи… Во всем этом карнавале крови, предательства и сомнения в ближнем теряется в дымке стычек и усмешек эта ценная для меня история маленькой девочки, которой на пути своего взросления пришлось — и придется — пережить столь многое. Девочки и ее сурового опекуна, у которого внутри что-то словно сломалось, когда Судьба усмехнулась и кинула на стол козырем его Предназначение. И лирическое отступление — не воспринимаю я адекватно Йеннифэр, особенно в роли приемной матери Цири. Весь образ этой чародейки вызывает во мне скорее неприязнь, чем уважение — то ли дело в ее поведении, то ли в том, как ее разрывает собственная натура и устремления. Да, у нее непростая история, да, есть неосуществимая мечта, но, Каин, эта тетя убивает мой мозг, особенно когда сбрасывает на время облик Снежной Королевы и показывает свои настоящие эмоции, на которые внезапно способна. Каждая женщина чуточку ведьма, но в Йеннифэр этого добра на целый товарный состав. Как итог — хотя «Час Презрения» читался тяжело и оставил после себя ртутный осадок «все плохо, приключений больше не будет, настройся на новый лад», желание читать Сагу о Ведьмаке никуда не пропало, даже наоборот. Мне безумно интересно, куда приведет эта дорога и каков финал истории.