Жан-Кристоф. Ромен Роллан

Автор мне понравился сразу же, видно, что человек разбирается в людской психологии. Он способен понять и что еще сложнее показать, почему каждый поступает по своему, что творится в его голове и с чего все началось. Даже когда проходят года и все взрослеют, он натурально и живо показывает нам это. Я узрела собственные переживания, свойственные вполне многим и прочувствовала их так точно, что оставалось только снять перед автором шляпу. А как он изобразил музыку! Мне как человеку закончившему музыкальную школу и каждый месяц пересказывавшему симфонический оркестр или оперу словами, теперь понятно, что звуки действительно можно рассказать, просто для этого надо иметь талант. И мне всегда казалось изобразить мир и чувства ребенка будучи уже зрелым ужасно сложно, но здесь! Невероятно живо и талантливо. Но всегда есть но! Со временем (ходом книги) я начала сильно уставать от произведения, казалось я прочла ужасно много, а все еще стою на той же странице. Книга превратилась в сыпучие пески и я увязала в ней, и мне это совершенно не нравилось. И все дальше, взрослея с Жан-Кристоф, мы натыкалась на боль и трудности жизни, и я все так же восхищалась авторским мастерством и все так же ужасалось, как это мастерство может быть таким скучным, не увлекающим и даже отталкивающим? (nakuban.ru)

Вот и я, наконец, как тот сапожник без сапог, проживая на бульваре Ромена Роллана и имея в домашней библиотеке все его собрание сочинений, добралась до этого автора. Боялась я за него браться, почему-то была уверена, что Жан-Кристоф — это лютый революционер типа Овода (ну ненавижу я любые революции, перевороты, войнушки). Не знаю, что меня еще ждет впереди, возможно, он таким и окажется, но первый том (а их передо мной четыре лежат) совсем о другом. Первые три части неспешно повествуют о взрослении талантливого мальчика, становлении его как композитора. На старшего сына в семье, не по годам рано повзрослевшего, на него сваливается едва посильная ноша — как воспитание младших братьев, поддержание чести семьи (отец — пьяница), сплочение семьи и единственный доход тоже от него. Пока его сверстники беззаботно играют в игры, маленький Жан-Кристоф уже страстно полюбил музыку и смог зарабатывать своим искусством на жизнь своей семьи. Страстная натура отдается без оглядки любому увлечению, будь то первая дружба с мальчиком ровесником или первые интимные отношения с девушкой или музыка или, в конце-концов, то же пьянство. Жизнь он воспринимает настолько близко к сердцу, что любые события (такие незначительные для циничного человека) в его душе проходят бурей, и ложатся на бумагу монументальным полотном. Томные взгляды с соседской девушкой стали целым книжным томом, невинная, но такая глупая, переписка с другом послужила ненавистью к братьям. Жан-Кристоф чересчур серьёзен, простодушен, бесхитростен и наивен. Есть большая вероятность, что в дальнейшем жизнь еще не раз ударит и посильней. Автор беспрестанно намекает на это, что легкого жизненного пути его герою ожидать не стоит. Начало понравилось очень. Я большой поклонник французской литературы, и тут интересно наблюдать, как персонажи с французским страстным сердцем обитают на педантичной, чопорной, чванливой немецкой земле. (morshop.ru)

Я почти сразу была уверена, что книга Ромена Роллана мне или очень понравится, или заставит скучать. Настораживало меня то, что автор француз, а они часто заставляют меня скучать. Да и произведение такого объёма может наскучить длинными и скучными описаниями. Все мои опасения не оправдались и уже с первых страниц было очень интересно читать. Приятный язык, плавное, но не загудел-медлительное развитие сюжета и яркие характеры героев книги ни разу не дали мне заскучать. Удивило то, что в книге французского писателя речь идёт о немцах и действие происходит в Германии. Моей ошибкой, конечно, было прочитать до книги вступление от переводчиков/издателей. Сколько раз зарекалась читать эти ненужные спойлерные вступления с навязыванием своей единственно-верной точки зрения, и вот зачем-то опять попалась на эту удочку. И все-таки первый том книги удивительно хорош не только героями и манерой изложения, но и тонкими переживаниями главного героя. Первые три книги охватывают детство и юность Кристофа и удивительно точно описаны первые переживания героя, связанные с дружбой, первой влюбленностью, смертью родного человека. Вот благодаря этим переживаниям, происходящим в душе героя, книга увлекает настолько, что невозможно оторваться, не узнав, как же переживет это событие мальчик и какие новые переживания выпадут на его долю. (modabene.ru)

Хорошая попытка книги «обо всём» Несмотря на пугающий объем (1500 страниц убористого текста!) событий в романе не так уж и много. Истинная задача книги – составить энциклопедию человеческой жизни. Искусство вообще и музыка в частности, устройство общества, международная и внутренняя политика, геополитика, экономика, механизмы государства, проблемы взросления, женский вопрос – от деторождения до участия в управлении страной, природа, религия, философия, любовь, дружба – это неполный список тем, которые всесторонне рассматривает автор. Клиповое мышление, привычное к сюжетным пыщ-пыщ, корчилось в муках, но читать было очень интересно. Объем закладок и цитат на ридере впечатляет и хотелось бы иметь в запасе еще одну жизнь – чтобы всё это спокойно перечитать и осознать. Сюжет романа прост – это жизнеописание талантливого композитора Жан-Кристофа Крафта, от рождения до смерти. Повествование очень разнообразно. Любую из десяти книг можно рассматривать отдельно, они представляют собой, по сути, части музыкального произведения, объединенные неизменным стилем автора – обстоятельным, тягучим, но не лишенным живительного огня. Открывается произведение романом взросления – нечто диккенсовское, перенесенное на надежную немецкую почву. Любовные коллизии – не чуждые сладострастия, с неизменным холодным анализом. Острые социальные вставки в духе Золя – например, знаменитая «Ярмарка на площади». Мучительные размышления об искусстве и назначении художника – пожалуй, ближе всего Томас Манн. И, наконец, величественные картины заката жизни – почти библейские по настроению и масштабу. К сожалению, объем и многообразие романа ставят в тупик – на то, чтобы написать о каждой книге в отдельности, у меня не хватит времени, да и читать это будет не особо интересно, но разливаться и дальше общими словами тоже уже достаточно бессмысленно. Попробую ограничиться рассказом о первой книге (у которой больше всего шансов быть прочитанной), сравнением с «Доктором Фаустусом» и, конечно же, отчетом «что мне не понравилось в книге». Первая книга, как я уже писала, это классический роман взросления. Бедность и стойкость духа, несправедливость и упорный труд – все слагаемые хорошо известны, но я неизменно люблю такие произведения, мне очень интересно читать о детстве. Здесь рассуждения автора о душе ребенка могут показаться наивными с высоты психологии XX века, но в конечном счете они содержат истину – именно детские впечатления формируют наши личности, наш вкус. Выбор персонажей, окружавших маленького Жан-Кристофа, может казаться излишне символичным (необразованная, но любимая мать, виртуозный в музыке, но непутевый в жизни отец, тщеславный герцог-покровитель юного композитора и так далее), но сила таланта автора такова, что читается книга увлекательно и не шаблонно. Однозначно советую эту часть романа всем любителям классической литературы. Даже если вы на ней остановитесь, то всё равно получите удовольствие. Другое дело, что судить только по этой книге обо всём романе нельзя – очень скоро тональность сменится и первая часть покажется просто небольшой камерной прелюдией. Теперь о том, что так и просится для темы какой-нибудь объемной критической статьи – о сопоставлении «Доктора Фаустуса» Томаса Манна и «Жан-Кристофа» Ромена Роллана. Книга Манна (сужу визуально – они как раз передо мной на столе) ровно в четыре раза меньше «Жан-Кристофа» и повторяет его сюжетно – это тоже жизнеописание композитора, другое дело, что конец Адриана Леверкюна не в пример трагичнее. Время действия, место – все очень похоже, но в «Фаустусе» гораздо плотнее концентрация авторских идей, они сразу же возносятся к вершинам человеческой мысли (к этому Роллан подходит постепенно). Признаюсь, «Фаустуса» мне было вообще трудно читать – требовалась постоянная собранность и сосредоточенность. По сравнению с этим «Жан-Кристоф» кажется легкой прогулкой. Однако считать «Жан-Кристофа» сильно разведенной водой версией «Доктора Фаустуса» ошибочно. Важнейшая определяющая у Томаса Манна – Вторая Мировая война, возникновение и вообще возможность фашизма. Роллан в эту пропасть не мог заглянуть, роман был закончен в 1912 году. Это еще невинный мир в ожидании чего-то нового, а не ледяной ад Манна. Примечательно, что сам автор приветствовал Февральскую революцию в России, но в 1938 году ужаснулся отзвукам репрессий, долетавшим до него. Уже будучи Нобелевским лауреатом, он писал об этом руководству СССР и требовал ответа, но не получил его. И, наконец, обязательное «что мне не понравилось в книге». Общая для меня проблема европейской классики – там очень часто встречается слово «страсти», и я лишь смутно догадываюсь, что под ним конкретно имеется в виду. Герои и героини сплошь сумрачны и снедаемы этими самыми страстями, страсти сквозят в глазах и голосе, страсти толкают на преступления, страсти, страсти, страсти… Причем из контекста выясняется, что это не неудовлетворенный половой инстинкт или, скажем, болезненное тщеславие, а что-то большое и абстрактное. В романе Жан-Кристоф был тоже «по умолчанию» с самого нежного возраста обуреваем страстями, и поэтому его никто не понимал. Очень постепенно автор начал конкретизировать, что именно творилось в душе композитора – но те самые абстрактные страсти продолжали бушевать и до самого конца. Еще одна деталь, которая может оттолкнуть от книги – это «женский» вопрос в рассуждениях автора. Потребовались сотни страниц, чтобы было выведено заключение «Женщина – это тоже человек». Может быть, для того времени это было откровением, но сейчас даже мне – очень мягкому и литературно всеядному человеку – читать отдельные рассуждения было даже не смешно, а дико. К счастью, повторюсь, автор таки пришёл в самом конце к шокирующему выводу. И всё же, кроме бесконечных страстей и нудноватого препарирования европейского общества в книге очень много хорошего – ради чего ее стоит читать. Отдельные субъективные недостатки просто теряются на фоне прекрасных размышлений о природе искусства и напряженных, но не скучных поисках Бога. Это иллюстрируется историями любви, дружбы, вражды, творчества. Роман (не только благодаря объему!) оставляет ощущение прожитого куска жизни – что для меня высшая похвала литературному произведению. Да, пожалуй так: июнь 2016 года — «Жан-Кристоф» Ромена Роллана.