В лесах. Павел Мельников (Андрей Печерский)

Лепота старины. Чудесная книга о житье старообрядцев. Мельников-Печерский подробно описывает быт и традиции, верованья Верхового Заволжья, трудолюбивого, исконного, стариной пропитанного, непокорного раскольничьего народа. Лесники, токари, купцы, промысловики, ремесленники, скитские старцы и старицы, аферисты – люди всех мастей и призваний проходят перед читателем вереницей по страницам романа, рассказывая о себе и своих предках. Автор уделяет много внимания бытовым мелочам, описанию промыслов, обязательно останавливается на легендах и поверьях, позволяющих узнать, чем же дышал заволжский люд. Подробные описания как празднеств, повседневных работ и минут отдыха, так и погребальных обрядов, занимают не одну страницу. Их вполне можно было бы выделить в отдельные главы, да и вообще этот роман похож на живую энциклопедию раскольничьего житья-бытья, в котором сюжетная линия призвана лишь придать увлекательности поучительно-познавательному чтению. А уж природа лесов да болот заволжских как завораживающе описана! Про образы героев вообще молчу – все они без исключения живые, страстные, мечущиеся по собственной жизни в поисках правды/лучшего/мечты/покоя. Язык произведения великолепный, смачный, добротный. Побасенки народные, сказы да легенды рассыпаны вкраплениями по всему роману, а оттого оторваться от него по своей воле невозможно… (gazsintez.ru)

Хорошая книга мне попалась, я бы даже сказала преотличная. Роман показался увлекательным, несмотря даже на совершенно незамысловатый сюжет. Чего уж скрывать, если говорить исключительно о сюжетной линии, то книга могла бы быть и в разы короче, не потеряв ничего в ходе действия. Но вся соль-то не в этом. Роман Печерского по своей сути превосходная беллетризованная энциклопедия русской культуры быта. Читая «В лесах» мы узнаем как жил русский народ в первой половине девятнадцатого века. Автор показывает и купечество, и артельные бригады рабочих, и ремесленников, и раскольничьи скиты. Герои, в общем-то, очень даже живые. В них легко поверить. Правда, и злилась я на персонажей частенько: на одного за подлость, на другого за слабость духа, на третьего за наивность, на четвертого за упрямство. Ух, давно я так эмоционально не воспринимала выдуманных персонажей. А что если они не выдуманные? Может они самые, что ни на есть живые? Может они — это мы? Именно в этой рецензии мне хотелось бы уделить несколько слов основным героям. И начну я, пожалуй, с Патапа Максимыча. Чапурин… Ах, какой мужчина! Первостатейный купец, но вот уж кто мужчина! Почему-то Господь Бог не дал ему сына, а наградил двумя дочурками-дурами. Несправедливо. Ему б достойного наследника. Создав образ идеального мужчины, Чапурин, видимо, решил, что этого более чем достаточно. Остальные лица мужского пола этого произведения поддерживают верность традиции: чем больше внимания уделяется герою, тем он отвратительнее. Алексей Лохматый, будь он неладен! Так хорошо парень начинался. Мы с Патап Максимычем сразу же были им очарованы, еще при первой встрече! Чапурин сделал его своим приказчиком. А чем могла одарить Алешу я? Разве что своей читательской улыбкой. Но, как видно, оба мы растратили свои дары напрасно. Подвел нас Алеша, обманул доверие. Гнилой человечишко! Василий Борисыч, o sole mio! Как ж он меня раздражал!!! Даже говорить не хочется про него ничего, как надоедливая муха. Тьфу на него. Тьфу на него еще раз. Який — хитрый, мстительный, расчетливый. Мог стать романтическим героем, а стал тем, о ком я постоянно думала «накажи его Бог». И что же? Наказал. Так тому и быть. Настя, дочка Патап Максимыча — дурища. Как еще сказать? Такие перспективы у нее были, все загубила. И себя в том числе. Фленушка — вот интересный персонаж!!. Уверена, что однозначной оценки среди читателей образ Фленушки вызвать не может. Интересная девушка, подозреваю ее в том, что она водолей:) Матушка Манефа — сестра Чапурина, оно и чувствуется, сестра брату под стать! Уважаю я ее, да и как иначе. Матушка заслужила почет, уважение как героев произведения, окружающих ее, так и читательское. Очень интересный язык, много всяких «словечек» того времени настолько приглянулись мне, что вошли в мой повседневный язык. Например, прекрасное слово «супрядки». Правда устроить их удается только на двоих с сестрой, а не большой развеселой компанией, но увы… (gw-g.ru)

А вот это еще одна недочитанная в детстве книга. Лет в 14 нашла я первый том «В лесах» в нашем деревенском доме. Помнится, мне очень хотелось знать, чем всё закончилось, но когда мы вернулись осенью в город, было, как обычно, уже не до Мельникова-Печерского. Это, конечно, попса, но уж больно приятная. Столько новых слов, столько бытовых подробностей — и из домашней жизни крестьян,купцов и скитниц, и из организации производства. Откуда, например, ещё можно в подробностях узнать, как функционировала артель лесорубов в заволжских дебрях? Больше всего раздражают разные поэтические вступления автора про мать-сыру землю и ярило — полная разлюли-малина. Слишком благостные и простые характеры. Ну, да понятно, не ради психологизма «В лесах» читают. Ещё такое впечатление, что книга отчётливо антирелигиозная. Не знаю, был ли такой замысел у автора (всё же чиновник, может быть специально хотел очернить раскольников), но они у него не христиане вовсе, а так, хранители традиций, сами не понимающие, в чём смысл старой веры. Даже скитницы интересуются лишь деньгами, едой и властью. (iksrf89.ru)