Что случилось с собакой однажды ночью. Марк Хэддон

От книги ожидала полноценный детектив, страшные тайны и скелеты в шкафу. А получила вымученный рассказ. Как мне кажется писать об аутистах очень сложно , сложно понять ,что в голове у таких людей. Это тоже самое если бы , человек закончивший учиться ,например, на повара , начал бы писать и размышлять на тему внешней политики стран. Хотя, таких «диванных» экспертов у нас хоть пруд пруди. По-этому я считаю , что как бы ты не интересовался темой психологии (если конечно это не ваше направление) то не стоит даже лезть в эти заросли. Герой больше мне показался разбалованным мальчуганом нежели ребенком с необычным складом ума. Такое чувство , что автор пытался ,но у него ничего не вышло и вот он и оставил все таким пресным. Не оставляет эта книга у меня никакого послевкусия. Интересен был поворот , где оказалось,что мать Кристофера жива. Тут в какой-то степени мне стало жаль всех. Мальчика , который родился несовсем обычным , родителей, которые не смогли справиться с такой нагрузкой. Не знаю, стоит ли осуждать людей, которые отказываются от таких детишек , очень сложно и горько об этом думать. Но стоит понять и принять факт, что не каждый сможет смериться и принять ситуацию такой какая она есть. (pravoslavnue.ru)

Прикидывающаяся поначалу детективом история, наглядно иллюстрирующая высказывание своего автора: «Ярлыки ровным счетом ничего не говорят о человеке, только о том, как остальные его классифицируют». Пятнадцатилетний Кристофер находит в соседском дворе убитую собаку и решает во что бы то ни стало вычислить убийцу. Необычность ситуации в том, что у Кристофера ярко выраженные симптомы, схожие с аутизмом, и, будучи рассказчиком, он предлагает читателю посмотреть на мир своими глазами. Довольно быстро выясняется, что под ярлыком «ущербный» кроется очень незаурядная личность с высоким интеллектом, широким кругозором, блестящими математическими способностями и склонностью размышлять на такие темы как жизнь и смерть, черные дыры, уникальность абстрактного мышления, логическое обоснование отсутствия рая и т.п. Его любимый цвет – красный, любимый литературный персонаж – Шерлок Холмс, любимая тема – миссия Аполлон, а любимый сон – о том, что все люди на планете умерли. Расследование загадочного ночного убийства собаки приводит Кристофера к самому большому потрясению в его жизни и заставляет предпринять немыслимые шаги… Сам Марк Хэддон предостерегает читателей от буквального восприятия его романа как некой «библии аутизма», говоря о том, что не описывал в ней никакой конкретной болезни. Более того, поскольку многие страстно уверовали в то, что Хэддон – какой-то Моисей клинической психологии, перед которым расступились мутные воды этого заболевания, автору пришлось особенно подчеркнуть, что об аутизме и синдроме Аспергера он имеет довольно смутные представления, почерпнутые из немногочисленных источников. В каком-то смысле это радует. Дело здесь даже не в том, что история Кристофера довольно печальна и, наверно, типична; по большому счету, в чем-то можно понять каждого из главных действующих лиц этой книги. И не в трудностях социализации подростка, вынужденного, помимо прочего, жить с ярлыком. Кристофер отнюдь не выглядит несчастным, а на окрики «спецшкола» не обращает внимания, мудро полагая, что «палки и камни могут переломать тебе кости, а слова — нет». Пожалуй, самое интересное и неоднозначное в этой книге, и одновременно трагичное в образе рассказчика – это высокая степень эгоцентризма, свойственная Аспергеру. Обладая высоким интеллектом, Кристофер не просто испытывает трудности с пониманием эмоционального контекста межчеловеческого общения, ему попросту нет никакого дела до остальных людей. (informpravo.ru)

У меня есть не очень близкая по родству, но очень близкая мне по душе и дружбе родственница, у которой сын — очень талантливый и умненький мальчик — болен вот примерно тем же, чем герой этой замечательной книги. У них в семье не выдержал и ушел отец, а мама и бабушка посвятили жизнь ребенку, добившись невероятных успехов, вплоть до того, что мальчик закончил Университет и работает на нормальной работе. Я, еще до рождения детей, неоднократно задумывалась на эту тему — если, не дай бог, аутист ребенок, что делать, как жить, как не дать ни себе, ни ребенку пропасть. И вот, в последнее десятилетие, началось довольно-таки активное развитие темы аутизма — появилось много программ развития для таких детей, и в Европе-Америке, и у нас в Израиле, и, надеюсь, в России тоже. Стали снимать фильмы об этом, писать книги. И одним из первых во всем этом новом интересе к аутизму с позитивистским уклоном, был-таки вот этот уникальный роман. Потому что Хэддон, не возьмусь утверждать, что впервые, потому что просто не знаю, но наверняка одним из первых, вывел образ мальчика-аутиста, как полноценного и интересного, талантливого человека, как самостоятельную и даже, да да, не побоюсь этого слова, яркую личность, не забыв при этом очень четко и пронзительно тонко обрисовать все специфики и проблемы, присущие этому синдрому. А еще вечные темы — любовь, преданность, обязанности по отношению к близким. И когда кто-то совершает практически подвиг из-за любви к детям, а кто-то ломается, не выдерживает, отступает. Все как в жизни, в этом пронзительном и таком правдивом романе. Все как в жизни, но при этом душераздирающе, потому что автор, без агрессии и надлома, но спокойно и мудро, окунает в мир аутиста, в мир, который явно имеет право на существование, и тоже существует, и я не скажу, что существует он параллельно с нашим общим миром, потому что эти миры обязаны пересекаться, обязаны сосуществовать. Да, сегодня с аутистами ставят спектакли, оперы, программы на телевидении. Сегодня отношение к их миру очень сильно изменилось, за этими детьми признаны таланты и уникальные черты. Но все-таки Хэддон был одним из первых, открывшим широкой публике этот мир. И сделал он это очень талантливо, рассказав интересную, умную, честную, добрую, правдивую и такую гуманную историю. (wingover.ru)