Блокада. Кирилл Бенедиктов

Добавлю свои 5 копеек в общую картину данного сериала. Знакомство с этногенезом началось с серии Миллиардер, позже была прочитана Маруся — все книги были прочитаны на одном дыхании и с большим интересом. Заманивали таинственные предметы, сюжетная линия и сам принцип построения данного литературного сериала. Что имеются несколько авторов — которые пишут свою сюжетную линию но в тоже время переплетаясь с линиями других авторов. В конце концов линии должны сложиться в единое целое и станет все ясно и понятно. Желание читать и постигать этногенез отбила сначала книга Че Гевара — что считаю является худшей из всего лит. сериала. Думал ну нет же не все так плохо, прочитанные до этого книги были просто класс. Стал искать другие линии, что почитать, читал отзывы — в итоге наткнулся на БЛОКАДУ. Все бы хорошо но прочитал один отзыв заканчивающийся следующим: «книга заканчивается словами: ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.» А если бы не этот отзыв может быть она и читалась бы легче — но каждый раз беря в руки — понимаешь что конца то нет, создатели надурили тебя — надо ждать пока что-то еще напишут, додумают, тебя подсадили и просто качают деньги ( В итоге читал БЛОКАДУ где-то пол года, пока не дошел до этих пресловутых слов «ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ». Мой мозг просто взорвался — как же так, как концепция, что каждая история состоит из 3х книг — где итог, где какая то логическая точка — увы этого там нет ( В итоге задумка самого сериала считаю была отличная — но жажда обогащения и наживы на читателях взяла верх. Книги стали переиздаваться под разными изданиями, появилась пред история Маруси. Стали дописываться сюжетные линии — а книг расплодилось ооооочень много. В итоге — увы но данная книга была последней и жирной точкой на моем пути Этногенеза.

ХЗ почему, но этот фееричный околоэзотерисческий полубред я мучаю вот уже ТРЕТИЙ (! самой стало страшно:) год… Это, скорее, не литература ради удовольствия, а некий принцип — упертость рогами в забор, дабы наконец-таки узнать чем и КОГДА это закончится))) Ну и убийство времени, само собой. Автором вымучено две сюжетных линии. Первая — посвящена приключениям Марии фон Белофф, которая во главе отряда ССовцев рыщет по Эльбрусу в поисках хранилища предметов. Попутно это направление приправлено эзотерическими отклонениями, кровищей, жертвоприношениями и прочим феерическим бредом, который, собственно, и снивелирован приятное впечатление от первых двух книг подцикла. Вторая линия — это злоключения группы «Синица» в окрестностях ставки Гитлера под Винницей. Катя по-прежнему влюблена в Жерома, группа по-прежнему пытается добраться до Орла (не до города, а до предмета;)), фюрера по-прежнему мучают кошмары и Прозрачные. ИМХО, содержание всех трех книг подцикла легко уместилось бы в один пухлый томик. Глядишь, больше было бы динамики и меньше — водолейства. Но издателям деньги зарабатывать надо, так что можно считать предыдущее предложение лирическим отступлением читателя, несколько задолбанного тем, что и без того малосвязное повествование приходится собирать из кубиков да еще и с периодичностью примерно раз в год. Кстати, наткнулась недавно на Имхонете, что эта книга — завершает подцикл, и герои теперь начнут появляться в других ветках серии. Мой мозг готовится к взрыву ^_^)

Кирилл Бенедиктов целиком строит военный криптотриллер на влиянии волшебных артефактов, на которых строится весь проект «Этногенез». Именно металлический орел помог Гитлеру прийти к власти, обмануть Сталина и дойти почти до Москвы. К лету 1942 года советская разведка это поняла и решила выкрасть орла с помощью паранормальной диверсионной группы, видными представителями которой являются зэк Лев Гумилев и боец Василий Теркин. А фашисты, наоборот, озабочены сбором полной коллекции фигурок, для чего забрасывают суперменов в осажденный Ленинград и направляют целые группы армий на Кавказ. Словом, надергиваем из бессмертного «Посмотри в глаза чудовищ» военные фрагменты, меняем Гумилева-отца на сына, добавляем звериной серьезности и ответственно, со знанием дела, реалий и деталей расписываем до объема, сопоставимого с источником вдохновения. Бенедиктов не Богомолов, конечно, но с Ардаматским-Хруцким сопоставим — а это довольно круто. Первые две части «Блокады» сработаны очень чисто, если не придираться (ну заказывает француз виски, а бармен наливает его в бокал — бывает, Франция же; или говорит Гурджиев, что Гумилева расстреляли в 1918 — ну, Гурджиев же). В последней «Блокаде» автор, похоже, впадает в цейтнот. Он предполагает, что немец формулирует вопрос «Wie spaet ist es» так: «сколько сейчас может быть времени» — и принимается маркировать реплики в стилистике талантливой молодежи с портала «Самиздат»: «– Доннерветтер, — сплюнул лейтенант фон Хиршфельд», «– Ничего, — скрипел зубами капитан», «– Что, прям целая дивизия? — хмыкнул Ковтун», «– Не пройти вам туда, — покачал головой Крюков». Особенно мне понравилось: «– Ого! — присвистнул Грот». Возможно, Кирилл Бенедиктов в последний момент сообразил, что не следует слишком сильно отрываться от уровня, заданного родоначальницей Полиной Волошиной. Не удалось — что подтверждается и цифрами продаж, и примитивным сопоставлением текстов.