Тени в раю. Эрих Мария Ремарк

Наконец тотя дочитала эту книгу! Это было моё первое знакомство с творчеством данного автора. У меня остались неоднозначные впечатления, с одной стороны, во время чтения меня клонило в сон, а с другой стороны, я пыталась найти время что бы прочесть её, она шла для меня очень тяжело, от неё веяло какой то безысходностью и отчаянием. О чем эта книга? Об эмигрантам, которые пытаются найти своё место в Америке, кто то может, и даже преуспевает, а кто то нет, и кончает жизнь самоубийством, герои данной книги, называют Америку землёй обетованной. Но кто они? Они всего лишь тени….тени которые никому не нужны, те самые тени…тени в раю… Долго не могла определиться,какую оценку поставить, ставлю 3. В конце книги она ввела меня в депрессию, и я чувствовала своей кожей все несчастья, и безысходность от неизвестности в будущем, в скором времени, я надеюсь, продолжить знакомство с этим автором, и конечно, и я надеюсь, что дальнейшие книги мне по нравятся больше. Советовать её никому не буду, но это сугубо моё мнение, я могу ошибаться.

Я обожаю Ремарка. Он один из столпов, на которые опираются мои литературные предпочтения. А в этой книге я острее всего ощутил его желание открыться, приподнять завесу над своей израненной душей. Ведь он тоже был отверженным. Край, где течет молоко и мед, земля обетованная, островок рая на раздираемой в чудовищном военном катаклизме планете. Думаю, такой представлялась Америка тысячам, сотням тысяч, миллионам обездоленных, лишенных Родины и всего на свете людей. И вот они там. Не все, но кое-кто. Мы знаем их (или нам кажется что знаем) и они проходят перед взором нестройной вереницей имен, образов, жизней. Престарелый, порядочный до нереальности врач Грефенгейм, прозорливый Фриландер, дерзкий, отчаянный герой времен оккупации Кан, почти непорочно чистая в своей инфантильности Кармен, Бетти, которой обязан практически каждый, Равик, в особых представлениях не нуждающийся, Росс, от лица которого идет повествование. Их много и в то же время так безумно мало… И на этой «земле обетованной» они носятся как щепки в реке, с обрубленными, а зачастую и «с мясом» вырванными корнями. Живут воспоминаниями о прошлом, которого нет, придавая ему неестественно романтический ореол, лишь бы удержаться на грани безумия и уцелеть. А у кого-то прошлое как тяжелый тюк за спиной, и уже, не ясно ты ли не желаешь его оттолкнуть или оно само присосалось как клещ и тянет из тебя жизнь. А потом наступает утро. Серое, безрадостное, нереальное и зыбкое утро. И будущее, которое толи мираж, то ли часть этой безумной какофонии воспоминаний, образов, мыслей, желаний, чаяний и надежд, щемящей тоски и липкого страха. И как щепки в бурлящем потоке, так и эти жизни, слетевшиеся в этот край «молока и меда» как мотыльки на свет лампы – мечутся, сталкиваясь друг с другом и разлетаясь. И в этом почти ритуальном танце на пепелище воспоминаний они образуют причудливые узоры на канве судьбы. Как тени на стене. Тени в раю…

Множество людей, судьбы которых навсегда искорежены войной, приезжают в Америку. Они — как листья, гонимые ветром, потому что им никогда не вернуться. Они не верят, что Вторая мировая закончится хоть когда-нибудь, — но даже если это случится, по-настоящему вернуться они не смогут, как не смогут стать теми полными сил людьми, которыми были несколько лет назад, как не сможет стать такой, какой была когда-то, их родная страна. Некоторые из них понимают это, некоторые — стараются не понимать. В Америке 1945 года, где война кажется ненастоящей (о ней говорят и снимают кассовые фильмы; ее конец многие американцы воспринимают как возможность снова ввозить лионский шелк из Европы), к эмигрантам относятся настороженно-недоверчиво, называя их в паспортах «враждебными иностранцами», но те рады и тому, что их не гонят; для измученных людей, ставших тенями собственного страшного прошлого, это возможность отдышаться. Но эмигранты не способны жить, как жили прежде: память об отчаянии и пытках они привозят с собой, им некуда скрыться от воспоминаний, когда сумерки приглушают все цвета; им некуда убежать от кошмаров, преследующих их по ночам, и смысл жизни безнадежно утрачен. Но хуже всего — не отчаяние, не тоска по родным местам, не вечный страх темноты, — хуже всего одиночество. Они, потерявшие все, особенно остро ощущают, что не нужны Америке, и еще — что не нужны и Европе. Они отчаянно ищут любви и тепла, но Америку не интересует прошлое, а будущего у них нет. Ремарк показывает нам множество лиц, и каждая судьба в романе по-своему трагична: Роберт Росс, немец, ненавидящий нацистов, которого бросали в лагеря и в Германии, и во Франции; Кан, игравший с огнем и ходивший по лезвию кинжала, чтобы спасти обреченных, — усталый и циничный продавец в магазине радиоприемников, безнадежно влюбленный в женщину, не способную понять его; добрая Бетти, спасительница эмигрантов, бредящая воспоминаниями об улицах родного Берлина… И Наташа — живущая отраженным светом женщина, главная героиня произведения, очень гордая и независимая, сильная. Их отношения с Робертом — почти болезненная страсть, неосознанная любовь, выросшая из страха одиночества. Эта книга полна боли и горькой печали, которую не оттеняет история светлой и чистой любви (как в «Трех товарищах» и «Черном обелиске»). Это история множества трагедий, история ненайденного рая, история о людях — об искрах жизни, задуваемых ветром. О тенях в раю.