Красные цепи. Константин Образцов

Перед нами классический пример, когда владение словом спасает, по сути, среднее и не оригинальное произведение. В романе вторично все: сюжет, нуарная присыпка и прочая, прочая… Автор ввел в главные герои судмедэксперта и похоронного агента, но и это уже неоригинально. В современной литературе цинизм и лиховатость главных героев уже давно мейнстримно. И чем дальше пробираешься по страницам романа, замечаешь, как все реже автор блистает оригинальностью. В общем дошло до того, что автор вообще отказался от объяснения мотиваций главного героя: когда ему в голову приходила очередная версия происходящего, он, исходя из, понятных лишь ему, рассуждений, дает советы и указания своей вынужденной напарнице. На ее логические вопросы: «Почему я должна это делать?» Или: «Как ты пришел к такому выводу?», — следует туманный ответ: «Не могу сказать, ты должна просто довериться, так что выполни, что я прошу…» Причина, по которой автор постоянно имплантирует подобные диалоги, остается неизвестной. Предполагаю, что это сделано либо с целью придать главному георю некоей брутальности, толи нежеланием пускаться в объяснения. В общем, когда автор так относится к читателю, то это не может понравиться. Во всяком случае, мне.

До середины книги все шло отлично — таинственная история, атмосфера, необычность. Читалось легко, приятно и с большим интересом. С середины началась какая-то фееричная фигня с голливудским привкусом. Такой приятный персонаж Гронский оказался суперпупер агентом, который умеет все и чуть больше. Судмедэксперт Алина бегает с огнеметом. Неубиваемый оборотень, которого не берут пули, падает с приема «в щи с вертушки». Из подвала полезли зомби. Вся атмосфера первой половины испарилась как и не было, и начался чистый «командос». Дочитывала со смешанным чувством — то ли ржать, то ли плеваться, то ли впасть в состояние «рукалицо». Я честно не знаю, откуда у этой книги сплошные девятки и десятки, это такая каша из штампов, предсказуемая, ненатуральная, и вообще, голливудский боевик 90х среднего пошиба. Оценка «шесть» натянута только за первую половину книги. А так «тройка».

Вот я и познакомился с творчеством Константина Образцова, чему очень сильно рад. Несмотря на маленький шрифт, который я не люблю, от книги трудно было оторваться. Буквально с первых же страниц полностью погружаешься в сюжет. Мрачный и загадочный Петербург, где в каждое новолуние совершаются жестокие убийства. По стечению обстоятельств, за это расследование берется похоронный агент Родион Гронский, и судмедэксперт — Алина Назарова. Этой парочке придется через многое пройти, чтобы разгадать страшную тайну и остановить череду убийств… Если вы любите ужасы и мистику вперемешку с качественным детективным триллером, тогда эта книга обязательно вам понравится! Произведение «Хроники Брана», которое является ключевым звеном в сюжете, еще больше скрасило впечатления от романа, сразу видно, что автор проделал тяжелую и кропотливую работу. Оценка: 5/5. Еще грех не выделить, что автор пишет просто потрясающе! Нет, ну серьезно, текст полностью передает всю мрачную атмосферу, что позволяет воображению жить своей жизнью. Однозначно, что теперь я становлюсь в ряды фанатов Образцова!

Иногда мне, как и всем нам, снятся страшные сны. У каждого для таких случаев имеются свои «любимые» сюжеты, но что касается меня, то напугать до холодного пота может лишь один. Начинается все с того, что я прихожу в какое-нибудь знакомое здание. От реального оно отличается лишь тем, что в нём имеется какая -нибудь лишняя дверь или неучтённая лестница. И я туда, конечно же, вхожу. Чтобы начать долгое блуждание по затянутым паутиной лестничным переходам и комнатам, почти всегда проходным, с двумя-тремя дверями. Чаще всего внезапно открывшееся мне помещение производит впечатление заброшенной больницы. Койки с сохранившимися на них матрасами и смятым бельём. Пустые мутные стеклянные шприцы в стаканах. Столики на колесах. На стенах следы былой роскоши, отвалившаяся лепнина и поблекшая бледно голубая штукатурка, как будто больница была устроена в каком-то старом дворянском особняке, перешедшем в руки новой власти. В этом сонном мире за коном всегда белесое, пасмурное небо и ощущение полного вневременья — по свету совершенно невозможно определить, который сейчас час. Я знаю, что кроме меня в этом бесконечном лабиринте комнат есть еще кто-то, с кем мне лучше не встречаться и пытаюсь уйти от столкновения с ним. Это создание, которое живёт в помещении постоянно, его хозяин и вечный квартирант. Это самый жуткий кошмар, хотя ничего страшного со мной в нём в конечном счёте никогда не происходит. Константин Образцов перенес мой страшный сон на страницы книги так детально и живо, что каждый раз, открывая «Красные цепи» я вновь погружалась в эти видения. За одну только эту живость, умение написать такое, во что падаешь с головой и без остатка, я ставлю Образцову наивысшую оценку и отдаю свою личную номинацию Книга-2014 и Открытие-2014. «Красные цепи» это пока единственная книга в моей практике, аннотации к которой описывают именно то, что находится под обложкой. Хотели погружения? Пожалуйста. Хотели нуара? Вот вам. Детектив? Тоже есть. Да еще какой. К скандинавской традиции криминальной литературы, с расчлененкой и зверствами, примешиваются мотивы интеллектуального расследования в стиле «Багровых рек» и «Кода да Винчи», а временами даже отдаёт Конан Дойлом. В сухопаром мизантропе Гронском, который лично мне близок еще и как тип личности, угадываются черты знаменитого Шерлока Холмса, такого же, не чуждого снобизма, с любовью к искусству, громадным интеллектуальным багажом и кучей внезапностей. Образцов смешал различные жанры. Тут и мистика средневековья, и откровенный хоррор, и литература декаданса, и старая легенда (внутри «Красных цепей» собственной жизнью живёт отдельное самостоятельное произведение — «Хроники Брана» — вокруг которого и закручен сюжет). Смешал, и так, что от этого не тошнит — редкое искусство. Что касается «Хроник Брана», то книги, построенные вокруг других книг, реальных или же выдуманных — не редкость. Редкость, когда автор даёт себе труд придумать и то произведение, которое он пишет и то, о котором он упоминает. Я помню, как читала «Тень ветра» Карлоса Сафона,и до ужаса хотела прочесть ту, другую «Тень ветра», написанную Хулианом Караксом, о которой шла речь в романе. Сафон такой возможности не дал, а у Образцова матрёшка оказалась настоящей))) Тут действительно будет все. И прогулки по сырому мрачному Петербургу, и посещение закрытой лаборатории и дома на болоте, сидение в библиотеке и светская вечеринка, бандитская разборка, антитеррористическая операция и изматывающий бег по бесконечным петербургским домам-колодцам. Особого упоминания удостаивается путешествие в коммунальную квартиру 22 с её зловещими обитателями — стариком-букинистом, художником-некрореалистом и бабой Вилой, на затылке которой сквозь прореху в платке выглядывает мутный глаз её уродливого близнеца, приросшего к ней еще в утробе матери.